У шеринг-экономики (sharing economy) много синонимов: экономика деления, экономика совместного потребления, сетевая экономика. Но один из основных принципов это временный доступ к пользованию, а не владению каким-то благом.

У одних людей есть ресурс или его избыток, который нужен другим, это могут быть инструменты, оборудование, автомобиль, жилье, навыки и умения, информация, свободное время. На почве этого вырастает большое число конкретных сервисов, которые соединяют тех, кто владеет ресурсом с теми, кто в нем нуждается.

Практика деления восходит еще к Древней Греции, отдельные элементы такой экономической системы можно встретить в любую эпоху – вспомните колхозы в советское время. Библиотеки, секонд-хенды – это тоже пример совместного потребления. Сегодня шеринг-экономика полностью поставлена на рыночные рельсы, и в ней нет принуждения. Вместо отеля можно на короткий срок воспользоваться чужой квартирой, а для короткой поездки на велосипеде – взять его в аренду.

Есть три ключевые характеристики шеринг-экономики:

1. Наличие недоиспользованных активов, то есть товаров, которые владелец готов отдать во временное пользование;

2. Цифровые платформы (интернет-площадки) для соединения продавцов и покупателей;

3. Доверие между экономическими агентами, основанное на отзывах и рейтингах.

Пользователям гораздо проще общаться друг с другом онлайн, поэтому финансовые транзакции все чаще основываются на взаимном доверии. Это приводит к тому, что цена перестает быть главным мерилом ценности товара. Кроме того, размывается и понятие собственности. Все больше людей отказываются платить за возможность владеть товаром, вместо этого, они готовы совершать более сложные сделки, для того чтобы получить возможность временного пользования. 

В ХХ веке люди стремятся к большой мобильности. Иметь доступ к какому-то благу становится удобнее и выгоднее, чем владеть им. С одной стороны, это далеко не новое явление. Например, пункты проката оборудования и спортинвентаря были весьма популярны в Советском Союзе.

На основании этой модели возникло множество бизнесов: поиск машин с водителем (Uber и Lyft), кратковременная аренда автомобилей (каршеринг), совместное использование автотранспорта (карпулинг), совместное финансирование проектов (краудфандинг), кратковременная аренда квартир для деловых поездок и путешествий (Airbnb), совместная аренда офисов (коворкинг), продажа ставших ненужными вещей, наем фрилансеров на проекты и многое другое.

С другой стороны благодаря интернету оно приобрело такой масштаб, что о шеринг-экономике заговорили как о конкуренте привычной нам экономической модели. Подрывная модель традиционной экономики Концепция шеринга создала целые рынки для товаров и услуг, заработать на которых раньше считалось невозможным.

Например, Перед вашим домом пустуют несколько квадратных метров подъездной дорожки? Сдайте их под парковку. Есть свободная комната? Превратите ее в гостиницу для собак. Любите пешие походы,  но забросили увлечение из-за появления в семье ребенка? Можете предложить во временное пользование свою палатку: за $10 в сутки ее возьмет тот, кто не видит смысла покупать новую. Дрель, лежащая в гараже мертвым грузом, начнет приносить хозяину доход. А свой велосипед вы можете за $20 одолжить туристу. Так же, как YouTube изменил телевидение, а социальные медиа традиционные СМИ, шеринговая экономика подрывает основы индустриальной модели корпоративной собственности и индивидуального потребления. Теперь каждый может одновременно и потреблять, и зарабатывать в качестве поставщика.

Сегодня через шеринговые сайты напрямую потребителю продаются новые или подержанные вещи, бытовая техника, электроника, автомобили, недвижимость, предлагаются аренда офисов, квартир и оборудования, услуги фрилансеров и многое другое.

В настоящее время статистически сложно выделить роль экономики совместного потребления в хозяйственной жизни страны именно ввиду отсутствия единого подхода к ее определению. Существуют лишь оценки вклада (доли) шеринг-экономики в ВВП, приведенные в отдельных исследованиях на основе собственной методологии и для отдельных стран. Тем не менее ряд исследовательских центров публикует собственные оценки уровня развития экономики совместного потребления в разных странах мира.

Так, например, организация Timbro составила рейтинг стран по величиню экономики совместного потребления, в котором абсолютным лидером стала Исландия. Стремительный рост туризма, наблюдавшийся в экономике страны, способствовал развитию шеринг-экономики. В пятерку лидеров также вошли острова Теркс и Кайкос, Мальта, Черногория, Новая Зеландия.

Залог успеха шеринговых сервисов это низкая стоимость услуги, доступная для массового потребителя, и сетевая модель с многочисленными участниками.

Драйверы роста шеринговой экономики

Первое. Информационные технологии и социальные медиа способствуют прямой коммуникации пользователей между собой, причем это касается как отдельных людей, так и целых организаций. Множество личных данных пользователей сегодня находятся в открытом доступе, а мобильные технологии стали более чем доступны.

Второе. Население Земли растет, и к 2050 году оно составит порядка 9,3 млрд. человек. По данным ООН, будет урбанизировано 64,1% населения развивающихся и 85,9% развитых стран. Увеличивающаяся плотность населения городов приведет к потребности совместного использования ресурсов и услуг.

Третье. С каждым годом станет увеличиваться неравенство доходов. Преподаватель гарвардского университета Стивен Штраус предположил, что разрыв между доходами богатых и бедных (по крайней мере для США) станет одной из движущих сил шеринга.

Четвертое. Человечество все чаще будет сталкиваться с глобальными финансовыми, экологическими и социальными кризисами. После кризиса 2008 года падение доходов, безработица и неуверенность в завтрашнем дне стали широко распространенными факторами даже в развитых странах. Людям приходится тщательнее контролировать свои расходы.

Пятое. Играют роль и многочисленные стихийные бедствия, например, землетрясение в Японии, цунами, чилийское землетрясение, ураганы, засуха 2012 года и прочее.

Сегодня тысячи компаний по всему миру позволяют людям делиться, арендовать, одалживать или дарить товары, услуги, навыки и информацию.

Взгляд в будущее

Эксперты Всемирного экономического форума определяют шеринг-экономику как экономическую деятельность на базе онлайн-платформ, основанную на совместном потреблении недостаточно используемых активов на возмездной или безвозмездной основе между людьми равного статуса.

Популярность схемы «от пользователя к пользователю» уже выражается в цифрах: капитализация Airbnb составляет  30 млрд долл. что выше сети отелей Hilton (около 25,5 млрд долл.), а число водителей, сотрудничающих с Uber, превысило 1 млн человек.

Шеринг-экономика растет экспоненциально: согласно прогнозу PwC, выручка  компаний в сфере экономики совместного потребления к 2025 году увеличится в 22 раза и достигнет 335 млрд долл. Самый большой рост аналитики PwC ожидают в совместном пользовании транспортом и аренде жилья от пользователя к пользователю. В среднем же экономика шеринга в ЕС в ближайшие 10 лет будет расти на 35% в год: это почти в 10 раз быстрее, чем вся экономика Европы.

В Китае шеринг стал очень популярным, к тому же поддерживается властями и местным бизнесом. В Китае теперь можно арендовать не только велосипеды, но и зонты, стиральные и сушильные машины, мячи, до недавнего времени и индивидуальные места для сна. В Поднебесной оценивают рост отрасли за прошлый год более чем па 100% (около $ 500 млрд оборота) и прогнозируют.

Обратная сторона монеты

Есть и скептический взгляд на будущее экономики шеринга. Основная проблема – доверие: чтобы сети обмена товарами и услугами успешно работали и давали зарабатывать интернет-платформам, пользователи должны доверять друг другу. В этом плане бизнес «от пользователя к пользователю» сложнее, чем от компании к пользователям: компания не несет личной ответственности за каждого из зарегистрировавшихся, особенно если их миллионы. Платформы придумывают разные способы повысить уровень доверия между своими пользователями: от рейтингов оценки другими участниками до ужесточения верификации или автоматической страховки (например, Airbnb обязуется выплачивать хозяевам жилья до 1 млн долл., в случае если гости нанесут ущерб их собственности).

Кроме того, далеко не везде с радостью принимают новую экономическую модель. В Берлине и Барселоне городские власти запретили кратковременную сдачу жилья – так правительства пытаются вернуть в бюджет часть доходов от туризма, которые начали идти «мимо кассы» с появлением Airbnb и HomeAway. А во Франции и других странах таксисты устраивают забастовки против Uber, который, как они считают, рушит рынки низкими ценами.

Наконец, многие скептики сомневаются, что за пределами сфер, в которых работают Airbnb и Uber, экономика совместного потребления имеет смысл. Чтобы найти человека, который просверлит дырку в стене, нужно войти в интернет, разместить объявление, выбрать подходящего исполнителя и выделить под это время – и все это совсем не бесплатно. Так, может, проще будет пойти и купить дрель?

Таким образом, отличительной чертой шеринг-сервисов является саморегулирование качества услуг. Механизмом обеспечения хорошего качества услуг являются отзывы и оценки пользователей, влияющие на рейтинг исполнителя. Исполнитель, который оказывает услуги ненадлежащего качества, не только останется без клиентов, но и рискует быть исключенным из шеринг-сообщества. Сообщество Airbnb, как и вся экономика совместного потребления, строится на отношениях между людьми и на доверии, причем доверии к незнакомцам. Подтвержденный профиль – один из необходимых элементов, который позволяет гостям и хозяевам решить, кого они хотят принимать и у кого останавливаться. Базой доверия к незнакомцам является онлайн-репутация, и ее роль в экономике совместного пользования весьма значительна.

Сегодня sharing-экономика выступает катализатором трансформации бизнеса в глобальную онлайн-площадку, где создаются сообщества людей, заинтересованных в использовании принадлежащих им ресурсов. Рост числа пользователей sharing-сервисов ежегодно увеличивается, а это значит, что опыт совместного потребления, в рамках которого происходит приспособление окружающего мира, чтобы делиться, показывает полную готовность к новому рынку. И несмотря на ряд нерешенных актуальных тем относительно регулирования в шеринг-экономике, мировая общественность приходит к осознанию всесторонних выгод перехода от старого уклада «сверхпотребления», присущего двадцатому веку, к совместному потреблению, подкрепленному развитием технологий.