Прошло уже 75 лет с тех пор, как Германия безоговорочно капитулировала перед союзниками в День Победы. Однако, все еще существует множество мифов о Второй мировой войне — о цифрах, сражениях и политиках. По этой причине историк и журналист Давид Солар рассказывает, какие по его мнению, самые большие заблуждения, касающиеся войны всё еще в силе.

1. Какая самая большая ложь о Второй мировой войны, в которую мы все еще верим?

Самой большой ложью Второй мировой войны был сам Гитлер, его характер и представление, которое мы имеем о нем. Что бы мы ни думали о нем, это был лидер, который хотел все и сразу. В русской кампании, например, у него сдали нервы, и он раз за разом менял свои планы наступления. По общему признанию, Гитлеру иногда приходили в голову воистину гениальные идеи, но он никогда не просчитывал свои действия на длительный срок, потому что у него не было соответствующей подготовки. Кроме того, он всегда отдавал приказы, сидя за столом, и ориентировался по карте. Зачастую он просто не понимал таких простых вещей, что переброска бронетанковой дивизии из одного места в другое влечет за собой перемещение тысяч тонн топлива, боеприпасов, запчастей, одежды, еды и людей.

Дело Гитлера было безумной гонкой к успеху. Он жил фантазией, которая продолжалась до последних дней войны, когда он перемещал армии, как если бы они существовали, хотя это были лишь жалкие остатки войск.

2. Мы должны понимать, что Гитлер допустил роковые ошибки во время своих кампаний, несмотря на то, что он вошел в историю почти как военный гений…

— Самой большой ошибкой Гитлера было нападение на СССР. Если бы он остался другом Сталина, Германия какое-то время могла бы пользоваться советским сырьем. Трудно представить, что между ними мог быть вечный мир, но это правда, что в 1941 году, после внезапных немецких побед во Франции, Польше и на Балканах, Сталин его ужасно боялся. Кроме того, для СССР было не все равно, какую вести войну — оборонительную или наступательную.

Еще одной серьезной ошибкой Гитлера было объявление Германией войны Соединенным Штатам. Это спасло жизни англичанам. США не могли сами объявить войну Германии, потому что именно такое обязательство Рузвельт взял на себя перед своим электоратом, чтобы выиграть выборы. Но когда он получил вызов от Гитлера, у него освободились руки.

Важной ошибкой фюрера было также недоверие к своим генералам. Он знал, что его не любят, и относился к ним так же. Разница в том, что немецкие офицеры любили Германию и никогда бы его не предали. По крайней мере, в начале. Позже, когда он начал их ликвидировать, они стали организовывать заговоры и налаживать связи с союзниками.

3. Это заблуждение, что в начале войны было общее неприятие к Гитлеру?

Да. Реальность такова, что его заявления были настолько убедительны, что к ним отнеслись положительно в Европе. Англичане, когда начали говорить о Чехословакии, утверждали, что у Гитлера было много причин претендовать на территорию Судетской области. Британская пресса сравнивала это с тем, как если бы у них кто-то оккупировал Шотландию. Правда, позднее они уже не проглотили так же легко аннексию Австрии, но следует понимать, что по ряду обстоятельств большинство австрийцев проголосовало за Гитлера. Плебисцит, который вызвал аншлюс, был частично манипулирован, потому что проходил под мощным нацистским давлением, это правда, но тем не менее за присоединение высказалось более 90% населения. Мы не можем знать, что случилось бы, если бы этого давления не было, но логика подсказывает: вероятно, произошло бы то же самое, австрийцы выбрали бы аншлюс.

4. Немцы вторглись в Польшу без предварительного уведомления?

Германия хотела воевать с Польшей. Это был способ начать завоевания на востоке и создать класс богатых землевладельцев, обслуживаемых польскими и русскими рабами. И, по правде говоря, немцам было наплевать на Данцигский коридор, но это был отличный предлог. Кроме того, за день до начала Второй мировой войны состоялись переговоры между двумя странами. Польша была готова отдать что-нибудь нацистам, но Риббентроп все отверг. Немцы не хотели, чтобы что-либо помешало уже практически подготовленному триумфальному маршу.

5. Была ли Германия обречена проиграть войну?

В 1940 году, оккупировав Францию, Германия могла бы договориться о мире с Англией и выиграть таким образом свою войну. Европа была бы под немцами. Но это было невозможно из-за характера Гитлера. Фюрер был человеком, который сумел посеять подозрительность в Европе после предательства австрийцев и чехов. И союзники знали, что позднее он может запросто перекроить все по своему вкусу.

6. Дуайт Эйзенхауэр был хорошим генералом?

Эйзенхауэр сделал несколько значительных военных ошибок. Вместо того, чтобы вонзить нож в сердце Третьего рейха, он приказал наступать на всех фронтах. Это позволило немецким войскам вести боевые действия по всей длине от левого до правого фланга. Правда, подобная тактика противоречила немецким принципам молниеносной войны.

Мы также не знаем, почему он передал возможность взятия Берлина СССР. В своих мемуарах Эйзенхауэр говорит, что сделал это, потому что город ничего не стоил, а при его штурме можно было потерять полмиллиона человек. Забавно, что он сказал это уже после того, как потратил целое состояние на поддержку германской столицы воздушным транспортом, что было равно практически всем расходам США во Второй мировой войне. То есть, реальность такова, что Берлин стоил политического и военного противоборства. Более того, для Сталина этот город стал воротами для вывоза большого числа ученых, инженеров, техников, лабораторий, научных отделов и даже атомного энергетического института. Сталин вздохнул с облегчением, когда понял, что ему открыт путь на Берлин.